Продаю то, что самому нравится

Марина 26.09.2011 в 18:06
Семья гендиректора "Фрактала" живёт в доме из ЛСТК, какие и строит его фирм. Сергей КОКАНОВ уверен: продавать нужно только то, что по душе тебе самому.



Именно по этому принципу — нравится-не нравится — директор компании “Фрактал” выбрал пять лет назад свою нишу в строительном бизнесе. Технология ЛСТК (легкие стальные тонкостенные конструкции) покорила его с порога. В буквальном смысле. Переступил его, и стало ясно: вот оно, моё дело. С тех пор Сергей Геннадьевич не устаёт убеждать консервативных нижегородцев в преимуществах этой не очень распространенной в России технологии. Но делает это без нажима — такой у него принцип.

— А что, нижегородцы правда так консервативны?

— К сожалению, Нижний — довольно инертный город. По сравнению с Екатеринбургом или Тюменью очень тяжело принимает новые технологии. Там ЛСТК очень популярны, строительство из них поддерживается правительством, всячески продвигается. При резко континентальном климате, с более суровыми, чем у нас, зимами люди применяют эту технологию безо всякой опаски. А на Сахалине сколько таких домов! Но нижегородцы почему-то боятся новшеств и ничему не верят. Им говоришь, что на отоплении они сэкономят процентов тридцать, — не верят. И даже мой личный пример — а я два года назад построил такой дом для своей семьи, и мы живём в нём круглый год — убеждает далеко не всегда.

— Чем вы это объясняете?

— Во-первых, у людей есть устоявшееся мнение о дереве и кирпиче, и они даже не смотрят в сторону новых материалов. Во-вторых, почему-то клиенты ждут, что ЛСТК станут дешёвыми. Но качественный материал — сталь, утеплитель — никак не может быть бюджетным вариантом. Наши конструкции находятся в средней ценовой категории. Дом по технологии ЛСТК обойдётся примерно во столько же, как дом из кирпича.

— Какой же резон отказываться от традиционного и такого понятного камня в пользу малоизвестной технологии?

— У технологии ЛСТК есть явные преимущества. Все расчёты выполняет программа, заказчик лишь задаёт параметры. Затем расчёты отправляются на завод, где станок с ЧПУ строго по размерам нарезает детали. Отсутствие человеческого фактора сводит ошибки к минимуму.

На место строительства будущий дом привозят на одной фуре. Детали упакованы и маркированы, готовы к монтажу. Человеческий фактор опять-таки исключается: если после сборки конструкции какая-то деталь осталась — значит, что-то собрано не так, надо разбирать и переделывать.

И самый главный плюс: здание собирается независимо от погодных условий. Всё на болтовых соединениях, сварка не используется, поэтому собираем и в дождь, и в снег, без участия грузоподъёмной техники. Например, свой дом я начал строить 6 января при температуре минус 12. При этом технология ЛСТК позволяет возвести дом за два—четыре месяца — в три раза быстрее, чем такой же из камня. Заказчик получает стены, готовые под отделку, — ровные, гипсокартонные. Есть возможность ещё на этапе проектирования продумать всё так, чтобы все коммуникации были спрятаны в стенах, потолках. Это исключает дополнительное штробление, проводки.

— Наверно, зимой в стальном доме холодно, а летом жарко…

— Ничего подобного! Дом из ЛСТК — как термос. Летом хорошо держит прохладу, в холод — тепло. В качестве утеплителя мы используем эковату. Поскольку стены гораздо тоньше, а сама конструкция легче, получается значительная экономия на фундаменте.

— А минусы у технологии есть?

— В процессе строительства уже нельзя ничего изменить. Здесь принцип: семь раз отмерь, один отрежь. Поэтому после того, как проект готов и заказчик перечислил нам деньги, мы берём недельную паузу, чтобы он ещё раз без спешки подумал, всё ли его устраивает в проекте. Мы-то построим, но жить в доме будет он.

— По дизайну эти дома — типовые?

— Есть несколько типов домов, хорошо продаваемых в Санкт-Петербурге, Череповце и Екатеринбурге. Но наш опыт показывает, что человек обязательно хочет что-то изменить в проекте. Поэтому за пять лет по готовому проекту мы поставили всего один дом.

— Технология ЛСТК — это только жильё?

— Строения любого назначения. Это и надстройки, и пристрои, и веранды, и офисные здания, и склады. Мы просчитывали варианты надстройки над третьим этажом, но заказчики передумали. А в Тюмени над девятиэтажками надстраивают стальные десятые этажи и считают это экономически выгодным. Шведы же, от которых эта технология и пошла по миру, построили семиэтажное здание. И говорят, что это не предел.

— Насколько долговечны конструкции ЛСТК?

— В Швеции такие дома стоят уже больше 70 лет. И прекрасно стоят. Они сейсмоустойчивы: выдерживают до 8 баллов. Кирпичные дома развалятся, а наши, возможно, лишь расшатаются.

— Почему, начиная своё дело, вы выбрали именно эту, мало раскрученную в России технологию?

— Меня заинтересовала тема быстровозводимых домов. Тогда ещё только зарождалось каркасное деревянное строительство, и я думал, что остановлюсь на этом направлении. Поехал в Киров посмотреть на такой дом. Внешне он мне очень понравился. Но, зайдя внутрь, я не ощутил фундаментальности, основательности, защищённости, тепла. И у меня сразу же пропала охота заниматься такими домами. Потом съездил в Москву и посмотрел на дома из ЛСТК. Чувства возникли совершенно иные. А когда я узнал, что эти дома собираются быстро и технологично, то решил продвигать именно эту технологию.

— Вы искали своё именно в строительстве?

— Нет. Но это, наверное, передаётся по наследству. Отец у меня каменщик, дед был плотником. Я никогда не думал, что стану строителем. Но спустя два года после прихода из армии получилось так, что я возглавил строительную компанию — тогда ещё не свою. Начал с ремонта одного из магазинов торгового дома “Народный”, потом открыл и свою фирму. Одним из первых крупных проектов моей строительной деятельности стал ремонт кинотеатра “Канавинский”.

— Это ваш единственный бизнес?

— На данный момент — да. Но были и другие проекты.

— Почему вы от них отказались?

— Часто говорят: не занимайся бизнесом с друзьями, а если уж занялся, то обязательно пропиши, как будете расходиться и как деньги делить. Всё хорошо, пока цели у партнёров совпадают. Всё становится плохо, когда начинается делёжка. Поэтому из многих проектов я просто уходил, не дожидаясь этого момента. Дружба для меня дороже прибыли. Да и не всегда я ставил перед собой задачу заработать. Один из проектов затевался специально для того, чтобы помочь другу, который попал в аварию и стал инвалидом. Мне было важно, чтобы он был при деле. Я помог ему наладить бизнес, а потом отошёл. Сейчас у него всё хорошо, и мы по-прежнему дружим..

— Бытует мнение, что стройка — это всегда неразбериха и бардак…

— Мне не по душе это мнение. И я борюсь за культуру производства — да, именно так. Когда на объект назначается руководитель проекта, мы проговариваем с ним всё до мелочей. Заказчикам важно общение, и всю информацию они должны получить на объекте, от непосредственных исполнителей. Строительный персонал не всегда готов взаимодействовать с заказчиком; начальники участков привыкли к тому, что с клиентом работает руководитель фирмы. Но на объекте-то находятся они, а не я. И именно они должны живо и адекватно реагировать на вопросы и замечания заказчика.

— А откуда они, заказчики, берутся?

— Раньше пытались работать путём активного поиска таковых. Ни к чему хорошему это не привело. Бизнес в России ещё достаточно молод, поэтому для многих важно не что продаётся, а кто продаёт. Работает имя, и лучшее продвижение товара — это “сарафанное радио”. Наша принципиальная позиция: не уговаривать человека. Ну, уговорим мы его, а он через год скажет: мне не нравится. Давить на человека, чтобы он в итоге жил не в том доме, о котором мечтал, — это, по-моему, преступление.

— Пока технологию ЛСТК нельзя назвать популярной. Нет у вас страха прогореть?

— Нет. Горел уже. И ничего, жив-здоров. У меня есть цель — созидать. Строить комфортные, качественные, уютные дома. Поэтому я и построил себе такой дом. Чтобы смотреть в глаза партнерам и заказчикам и говорить: “Да, я живу в таком доме и вам рекомендую”.

Сергей Геннадьевич КОКАНОВ родился в 1976 году в Балахне.
ОБРАЗОВАНИЕ. Заволжский моторный техникум, ННГУ им. Лобачевского по специальности “Экономика и управление предприятием”.
ДЕЛО. Владелец и генеральный директор компании “Фрактал”.
УВЛЕЧЕНИЯ. Мотоцикл, квадроцикл, летняя рыбалка, с удовольствием готовит.
ЛЮБИМАЯ КНИГА. Произведения Евгения Гришковца.
ЛЮБИМОЕ ИЗРЕЧЕНИЕ. Их два, и оба от деда: “Мужик сказал — мужик сделал”, “Чужой не сладок мёд”.


Татьяна КОКИНА-СЛАВИНА
«БИРЖА»


Оставить комментарий

Вы не зарегистрированы, решите арифметическую задачу на картинке,
введите ответ прописью
(обновить картинку).